Креатив от моды

Креатив от моды

Однако мода продолжает с успехом поддерживать свою креативную динамику: коллекции Монтаны, Мюглера, Готье или Рей Кавакубо оказали несомненное влияние на облик женщины, на женский архетип и на имидж женской элегантности. Этого было недостаточно для того, чтобы существенно укрепить общественное восприятие моды: даже реальные нововведения, самые яркие и зрелищные, не могут сейчас выйти за пределы крута посвященных и по-настоящему потрясти широкую публику. Все происходит так, словно за какие-то два десятилетия мода утратила способность приводить толпу в волнующий восторг. Мода по-прежнему вызывает интерес и умеет очаровывать, но как бы на расстоянии, без прежнего неотразимого притяжения. Логика спокойствия и невозмутимости заняла сферу моды точно так же, как она захватила идеологическое поле и политическую сцену. Мода вступила в относительно бесстрастную эпоху потребления: эпоху непринужденности, беззаботного и забавного любопытства.

Отношение к одежде тоже, в свою очередь, претерпело значительные изменения. На протяжении тридцати лет уровень расходов на одежду в семейном бюджете в развитых западных странах постоянно снижается. Во Франции данная часть расходов семейного бюджета снизилась с 16% в 1949 году до 12% в 1959 году и до 8,7% в 1974 году. Известно, что в 1972 году часть семейного бюджета, потраченная на покупку одежды, составляла 9,7%, а в 1984-м — уже только 7,3 %. Конечно, это спад далеко не всеобщий и касается прежде всего тех социальных категорий, чье материальное положение оставляет желать лучшего, а не зажиточных слоев: во всяком случае, известно, что именно рабочие и мелкие служащие сильнее всего сокращают долю расходов на одежду. Пока мы еще не можем сказать, идет ли речь о затяжной тенденции или о краткосрочном явлении, — но нельзя не заметить возросшие диспропорции потребления одежды различными социальными и профессиональными группами. В 1956 году семьи рабочих тратили на покупку одежды 12,3% семейного бюджета, а представители свободных профессий — 11,4 %. В 1984 году рабочие выделяли из своего бюджета на покупку одежды не более 6,8 %, в то время как представители свободных профессий — 9,3 %. Если не считать мелких служащих, именно рабочие теперь тратят на одежду менее всех. Но даже при такой неравномерности расходы семейного бюджета на одежду сократились за три десятилетия примерно на треть; все социальные и профессиональные слои вовлечены в общее движение, направленное на снижение этих расходов. Пункт «расходы на одежду» в бюджете семьи высшего чиновника или руководящего работника высокого ранга в 1956 году занимал не последнее место, ему отводилось 12,5% всей суммы, а в 1984-м — всего 8,7%; служащие выделяли 13,1 % своего бюджета на эти же цели в 1956 году, а в 1984-м — только 8,4 %. Эти цифры проверены, и социальное неравенство не может скрыть от нас самого очевидного: уменьшение трат домохозяйства на покупку одежды, что говорит о меньшей заинтересованности в ее потреблении.

Комментарии закрыты